Правовая охрана комерциализуемых результатов исследований и разработок

ОСОБЕННОСТИ ПРАВОВОЙ ОХРАНЫ РАНЕЕ СОЗДАННЫХ РЕЗУЛЬТАТОВ ИССЛЕДОВАНИЙ И РАЗРАБОТОК
3.1. Возможности «приватизации» результатов исследований и разработок.
После отбора среди накопленных результатов исследований и разработок коммерчески значимых интеллектуальных ресурсов и определения стратегии их правовой охраны в соответствии со стратегией планируемого бизнеса возникает вопрос о правовом статусе той информации, которую решено превратить в объекты интеллектуальной собственности. Кто имеет право владеть ею? В отношении большинства российских разработок этот вопрос остается открытым.
До 1992 г. почти вся научно-техническая продукция создавалась за счет централизованного финансирования. До сих пор не определено юридическое лицо, которое бы от имени государства имело полномочия пользоваться и распоряжаться результатами, созданными за бюджетные средства при выполнении НИОКР. Научно-технические организации, в которых это создавалось, независимо от их организационно-правовой формы не вправе самостоятельно вносить такие разработки в хозяйственный оборот. Тем более это относится к частным лицам, даже если они являются авторами.
Для внесения коммерциализации результатов исследований и разработок необходимо иметь доказательства, подтверждающие права на такие результаты. Пока еще это весьма актуально, ведь почти все, что имеется в настоящее время на рынке технологий, начинало разрабатываться ранее за бюджетные средства. Это отражено в отчетах и соответствующих финансовых документах, которые всегда могут быть найдены заинтересованными лицами. Потому лучше заранее заключить договор с вузом или НИИ, где начиналась разработка, о передаче разработки для коммерциализации. «На берегу» проще договориться о малой доле, чем потом при достижении коммерческого успеха. Хотя это будет только договор о доле материнской организации, а не о передаче прав.
Права на результаты исследований и разработок по российскому законодательству могут возникнуть по закону или из договора [ 5 ]. Нормативные акты, с 1992 г. регулирующие отношения собственности при создании объектов авторского и патентного права, по закону дают приоритет не автору, а работодателю. Автор может получить права только в том случае, если работодатель откажется в пользу автора. Причем желательно отказ оформить письменно, хотя законодательство этого и не требует, но лучше подстраховаться. Все остальные возможности получения прав следуют из договорных отношений, в которые вступают стороны при создании и передаче результатов исследований и разработок. Детальнее с обзором законодательства, регулирующего отношения собственности при создании и использовании творческих достижений в инновационном проекте, можно ознакомиться в [ 6 ].
Как же поступить с ранее выполненными НИОКР? Для каждого, кто планирует их включить в хозяйственный оборот, в настоящее время есть два простых пути «приватизации»:
Обмен авторских свидетельств СССР на изобретение или промышленный образец в установленном порядке согласно п.7 Постановления ВС РФ от 23.09.92 г. №3518-1 «О введении в действие патентного закона РФ» (в ред. Постановления ВС РФ от 14.07.93 г. № 5438-1).
Повторение ранее выполненных исследований и разработок по договору с любым юридическим лицом, но с обязательным указанием, что права остаются у исполнителя, согласно ст.772 ГК РФ.
3.2. Рациональное использование патентно-правового режима охраны.
Авторское свидетельство давало автору право на вознаграждение в случае внедрения, но все иные права, связанные с коммерциализацией изобретения и промышленного образца государство оставляло за собой. Новое патентное законодательство позволяет любому предприятию или гражданину обменять авторские свидетельства, у которых еще не истек соответствующий срок с даты приоритета, но для этого необходимо письменное согласие всех авторов и организации заявителя. Имеются специальные формы заявлений и небольшого размера пошлины. Однако из сотен тысяч авторских свидетельств на изобретения, которые можно обменять в настоящее время, только на пятьдесят тысяч из них получены патенты. Причем с 1994 г. резко сократилось число желающих подать ходатайство об обмене авторского свидетельства.
Причина чаще всего в том, что трудно достичь договоренности с авторами. Согласно постановлению Совета Министров Правительства РФ от 12.07.93 г. №648, тот, кто начал использовать изобретение или промышленный образец по авторскому свидетельству, должен в трехмесячный срок сообщить об этом автору и заключить с ним соглашение о вознаграждении, размер которого в постановлении не ограничивается. Да и коммерческая значимость технических решений, защищенных авторскими свидетельствами, часто недостаточна. Обычно описывали непосредственно оптимальный вариант найденных технических решений и не скрывали технологических секретов. Обойти такие права не составляет большого труда, чаще всего не используют один из существенных признаков изобретения либо применяют аналогичное решение, но с несколько отличными параметрами.
Поэтому чаще оказывается целесообразнее не обменивать авторские свидетельства, а оформлять заявки на новые патенты, но уже с таким объемом прав, который бы включал и возможные варианты разработанного технического решения, их модификации, перспективные усовершенствования. Речь идет о «зонтичном» обобщающем техническом решении, сфера действия которого надежно защищает от возможных действий конкурентов.
Примером такого умелого параметрического описания можно назвать изобретение «Устройство для закрепления листовых заготовок на сосудах», на которое получено положительное решение Роспатента с приоритетом от 20.09.96. Патентовалась автоматическая линия для наклеивания акцизных марок на бутылки производительностью 2 бутылки в секунду.
В описании изобретения выбраны такие параметры, которые не просто иллюстрируют процесс, а выражают самые ключевые его характеристики:
  • расстояние между осями симметрии нераздвинутых и сдвинутых сосудов;
  • расположение осей симметрии сосудов относительно реперных точек на листовых заготовках;
  • расположение реперных точек на листовых заготовках относительно плоскостей, перпендикулярных осям симметрии сосудов;
  • минимальные и максимальные объемы наносимого на заготовки клеевого состава;
  • площади недеформируемой части листовых заготовок и общей площади всей листовой заготовки.
Отметим: приведенные выше параметры не упоминают непосредственно техническое устройство, а описывают его через такие общие характеристики, что, каково бы ни было устройство конструктивно, на каком бы принципе (механическом, электромагнитном, ультразвуковом и пр.) ни было основано, параметры останутся неизменными. Через другие параметры, минуя вышеперечисленные, процесс центровки бутылки относительно акцизной марки описать невозможно. Для увеличения объема прав патента все параметры даны в соотношениях друг с другом в достаточно широких пределах.
3.3. Рациональное использование правовой охраны путем засекречивания.
Принципиальное значение для правовой охраны результатов исследований и разработок является наличие ноу-хау. Причем наиболее ценны замаскированные в описании патента технологические секреты. Тогда достигается двойная защита. Если признан недействительным или обойден патент, то остается вне досягаемости конкурентов секретная часть технологии, особенно, если она непосредственно связана с запатентованными техническими решениями.
Вообще, засекречивание первоначально является самым главным способом правовой охраны, и торопиться с патентованием стоит только в том случае, если к этому побуждают планы бизнеса по выпуску на рынок готовой продукции. Если речь идет о более ранней стадии разработки, то раскрытие накопленной информации в патенте может только ослабить позицию на рынке. Лучше пусть никто не знает о новом эффективном решении и ищет его сам. Да и деньги для патентования сразу во многих странах можно найти только при совершенно ясном плане возврата этих средств, как и иных инвестиций. Иначе это просто благотворительная акция информирования общественности о новых достижениях, и ничего общего с коммерциализацией она не имеет.
Важно только не упустить момент и перед переговорами с возможными партнерами по коммерциализации подать в Роспатент заявку на изобретение и получить приоритетную справку. В течение года этот приоритет сохраняется во всех 140 (на 01.01.97 г.) странах-участницах Парижской конвенции по охране промышленной собственности. Если не сложатся планы бизнеса за год, нужно до его истечения отозвать заявку, иначе изобретение будет преждевременно раскрыто.
Процедура засекречивания при всей своей простоте и очевидности выполняется, как показывает практика, не в полной мере, что приводит к недостаточной охране. Прежде всего, нужно иметь в виду три обстоятельства. Во-первых, засекретить можно только ту информацию, которая уже существует на материальном носителе. Опыт, навыки работы, например, можно засекретить, если их удастся полностью зафиксировать, но это получается далеко не всегда. Во-вторых, российское трудовое законодательство не предполагает возмещение работником ущерба, который связан с упущенной выгодой. При коммерциализации результатов исследований и разработок речь идет как раз о будущих доходах. Поэтому с каждым работником, которому известна секретная информация, помимо трудового договора нужно заключить специальный гражданско-правовой договор о неразглашении конкретной информации, описание которой должно быть приложено к договору. В-третьих, передать секретную информацию можно только после заключения договора о конфиденциальности.
Засекретить можно наиболее широкий спектр коммерчески значимой информации, которая может использоваться в дальнейшем как интеллектуальные ресурсы. Как правило, это наиболее дешевая процедура правовой охраны. В действующем российском законодательстве используются два названия одного объекта интеллектуальной собственности, который возникает при засекречивании: ноу-хау согласно ст.151 Основ гражданского законодательства СССР и республик, не отмененного пока в отношении этой статьи, и «служебная и коммерческая тайна» согласно ст.139 ГК РФ.
Обе правовые нормы предполагают наличие зафиксированной на материальном носителе оценки действительной или потенциальной ценности секретной информации в силу неизвестности ее третьим лицам, отсутствие к ней свободного доступа и принимаемые надлежащие меры по охране. Это может подтвердить комплект документов, утвержденный на предприятии. Для контролирующих органов и партнеров подобные документы являются таким же доказательством наличия ноу-хау, как наличие патента или свидетельства Роспатента говорит о наличии патентно-правовой охраны.
С рекомендациями по правовой охране коммерциализуемых результатов исследований и разработок на разной стадии инновационного проекта можно ознакомиться в [ 7 ].
3.4. Стоимостная оценка коммерциализуемых результатов исследований и разработок.
Как уже неоднократно упоминалось выше, вопросы правовой охраны информации возникают только при наличии ее коммерческого потенциала. Поэтому всегда актуальна оценка стоимости такой информации, а значит, и будущих прав на нее. Потребность в обоснованной оценке стоимости передаваемой информации чрезвычайно остра.
Если проанализировать пять стратегий использования правовой охраны, то можно заметить, что предполагаются три основные формы использования результатов исследований и разработок: в собственном производстве; при продаже лицензии; при вложении в уставной капитал.
Самое выгодное — это использовать всю накопленную информацию в собственном производстве, весь накопленный научно-технический и кадровый потенциал может быть применен, даже тот, о существовании которого пока и не догадывались. Однако оценка стоимости всего, что имеется на предприятии, может быть произведена только по документально подтвержденным затратам. Если верно оценить все ранее понесенные издержки, то правильно сформированная калькуляция состава затрат на создание интеллектуальных ресурсов поможет потом уменьшить размер налогооблагаемой базы и сформировать фонды развития.
В этой ситуации всегда имеется большое пространство для маневра бухгалтера. В упоминавшихся выше документах Минфина, регламентирующих состав затрат, включаемых в себестоимость, рядом расположено два пункта. В одном сказано о невозможности отнесения затрат на проведение научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ на себестоимость. В другом говорится о разрешении отнести затраты, связанные с изобретательством, в том числе проведение опытно-экспериментальных работ, изготовление и испытание моделей и образцов по изобретениям. Как отличить затраты на обеспечение и проведение прикладных и технологических разработок от работ, связанных с изобретательством? Только формулировками в учетных документах.
В практике работы нередко для получения возможности повысить учетную стоимость объектов интеллектуальной собственности их продают, а затем снова покупают по требующейся цене после некоторого усовершенствования.
При продаже лицензии стоимость результатов исследований и разработок определяют как долю будущих доходов покупателя (лицензиата). Конечно, он будет занижать будущие доходы, и продавцу (лицензиару) любые планы бизнеса будут казаться заниженными, но они должны прийти к согласию по этому поводу, иначе сделка не состоится. Та сумма, о которой они договорятся, и будет стоимостью передаваемых прав на накопленную коммерчески значимую информацию. В основе договора кроме согласованных планов использования и публикуемой статистики о подобных сделках в отрасли положено самое главное — учет каждой из сторон своего риска недостижения заявленных целей.
Лицензиат, лучше ориентируясь в ситуации на рынке, планирует стратегию бизнеса по производству и реализации продукции на основе покупаемых интеллектуальных ресурсов, не зная до конца, весь ли их объем передается. Лицензиар, лучше понимая возможности своих накопленных интеллектуальных ресурсов, планирует получить долю дохода бизнеса лицензиата, не зная наверняка, все ли сложится на рынке, как планировалось. Они подписывают лицензионный договор о передаче прав на информацию, в котором сформулированы взаимные гарантии по совместным усилиям и соответствующие санкции, если заявленные результаты не будут достигнуты. Оценка стоимости результатов исследований и разработок наиболее справедлива в условиях взаимной ответственности за их использование.
При передаче в уставный капитал тоже оформляется лицензионный договор, но условия взаимной ответственности несколько иные. Теперь это не только совместный бизнес на конкретной продукции, но и совместное предприятие, которое будет заниматься прежде всего тем, что выгодно для предприятия в динамично складывающейся конъюнктуре рынка, независимо от первоначальных планов бизнеса. Взаимная ответственность возникает о судьбе предприятия, а не об использовании передаваемых интеллектуальных ресурсов.
Например, учредители договариваются, что для выпуска продукции на новом предприятии необходимы инвестиции в размере 100 у.е. При этом они решают, руководствуясь различными, причем не только коммерческими, соображениями, что нематериальный вклад составит 30%. Значит, инвестиции получают 70% доли в предприятии, а стоимость передаваемых интеллектуальных ресурсов эквивалентна 42,8 у.е. Потом появляются новые инвестиции (денег всегда не хватает) размером 40 у.е. с предложением расширить план бизнеса, но иметь при этом 20% в предприятии. При согласии учредителей уменьшить свои доли на 10% стоимость интеллектуальных ресурсов составит только 35 у.е. В этом примере видна субъективная основа стоимостной оценки и ее зависимость от меняющихся условий бизнеса.
Выходить на переговоры о передаче результатов исследований и разработок можно только основательно изучив рынок и подсчитав собственные затраты. За вносимую информацию всегда можно установить справедливую долю участия для разработчиков. К сожалению, отсутствие у них опыта по учету ранее понесенных затрат, в том числе тех, что покрывались государством, установившим льготы для научно-исследовательских организаций по налогам на имущество, на добавленную стоимость, по коммунальным платежам и прочее, существенно снижает для авторов технологии коммерческую перспективу.
Интересный анализ экономического содержания проблем стоимостной оценки интеллектуальной собственности содержится в [ 8, 9 ].
4. АНАЛИЗ КОНКРЕТНЫХ СИТУАЦИЙ ПО ВЫБОРУ ПРАВОВОЙ ОХРАНЫ ПРИ КОММЕРЦИАЛИЗАЦИИ ПОЛУЧЕННЫХ РАНЕЕ РЕЗУЛЬТАТОВ ИССЛЕДОВАНИЙ И РАЗРАБОТОК.
В Центр коммерциализации технологий АНХ при Правительстве РФ и в Международный инкубатор технологий часто обращаются ученые и инженеры за консультациями по различным вопросам правовой охраны выводимых на рынок творческих достижений, созданных в разные годы. Каждый раз убеждаешься в нестандартности хозяйственных ситуаций, возникающих в переходный период от административной экономики к рыночной. Резко изменилось законодательство, регулирующее создание и использование результатов интеллектуальной деятельности, что и порождает немалые трудности с выбором рациональной стратегии правовой охраны. Приведенные ниже ситуации носят типичный характер.
4.1. Неправильное истолкование возможностей авторско-правового режима охраны.
Заведующий лабораторией института РАН, доктор наук был достаточно широко известен как специалист по ядерной энергетике. Одним из направлений его исследований в последние годы стало изучение механизма особых ядерных реакций, которые позволяли получать значительно большее энерговыделение, чем в стандартных установках. Управление такими реакциями открывало возможности создания малогабаритных эффективных энергетических установок.
Результаты исследований в этой области вызвали интерес у нескольких иностранных фирм, которые финансировали проведение международной школы-семинара, посвященной новому способу получения ядерной энергии. Как докладчик, получил приглашение и наш ученый. Перед ним встал вопрос о правовой охране результатов исследований. Патентование показалось ему долгим и хлопотным делом. Он решил, что достаточно иметь авторские права, тем более, что его имя достаточно известно в научном мире и он часто встречал упоминание об авторских правах у зарубежных коллег. Поэтому на тексте доклада, направляемого в оргкомитет школы-семинара, ученый поставил специальный значок — ©.
Это было ошибочным решением. Авторско-правовой режим не обеспечивает достаточную охрану результатов исследований, с его помощью возникает правовая охрана только для формы выражения идеи, а не для самой идеи. Если форма непосредственно связана с содержанием идеи и в иной форме ее воплотить нельзя, то правовая охрана получается надежной.
Однако для результатов исследований такое условие редко выполняется. Формой выражения результатов исследований обычно являются буквы, цифры и любые иные обозначения. Смысл текстовой части может быть изложен разными словами, формулы тоже могут быть написаны с помощью разных знаков, даже графические зависимости можно изобразить в разном масштабе, представить в таблицах или найти иную форму выражения.
Российский ученый считал, что все докладываемые им результаты имеют достаточную правовую охрану и подробно рассказал не только о научных идеях, но и о конкретных результатах, которые уже носили прикладной характер (условия начала реакции, величины энерговыделения, максимально возможная концентрация примесей и пр.). Специальный значок только предупреждал всех об объявлении автором своих прав на материалы доклада.
Это не помешало каждому, кто узнал из доклада о содержании полученных закономерностей, использовать по своему усмотрению высказанные при анализе экспериментального материала идеи. Когда через несколько месяцев российский ученый, получив предложение участвовать в разработке нового типа ядерных реакторов, решил подать заявку на изобретение, оказалось, что этот способ получения энергии уже заявлен одним из зарубежных коллег с датой приоритета, которая всего на три недели позже окончания школы-семинара. Это обстоятельство существенно осложнило возможность получения патента действительным автором.
В анализируемой ситуации правильно было бы подать заявку на изобретение в Роспатент на новый способ и указать на это в докладе. В течение года можно было бы корректировать описание изобретения без потери приоритета. В условиях ограниченного времени на подготовку доклада можно было бы также рекомендовать ученому предупредить организаторов школы-семинара официально о конфиденциальности докладываемых результатов, поставить условие об обеспечении гарантий сохранения информации в тайне.
4.2. Трудности использования правовой охраны изобретения.
В лаборатории института РАН в течение многих лет исследовалась плазма электродугового разряда в атмосфере высокого и сверхвысокого давления различных инертных газов. В ходе работы было создано много оригинальных технических решений в области электротехники высоких напряжений, приема электромагнитного излучения в широком диапазоне частот и техники создания высокого давления газа. Эти технические решения были защищены авторскими свидетельствами СССР на изобретения, упоминались в различных публикациях. Создание технологии и установки высокого давления проводилось в рамках выполнения исследований, которые финансировались из бюджета. Отдельной разработкой это не было. Комплект конструкторской и технологической документации, по которой изготовили установку, частично был утерян.
После сокращения финансирования исследований научные работники стали искать возможности коммерциализации ранее полученных результатов. Нашлась венгерская фирма, заинтересованная, однако, не в плазме, а в технологии создания высокого давления. Фирма занималась производством мелкодисперсных порошков, при котором была необходимость в быстром и надежном создании давления инертного газа величиной в сотни тысяч атмосфер. Ценность для венгерской фирмы представляет комплект технической документации вместе с опытом наладки и эксплуатации установки.
Для ученых технология создания высокого давления газа в разрядной камере всегда была вспомогательным делом, и для ее разработки специальные исследования не проводились. Публикации посвящались другой тематике. Единственно, что оставалось в лаборатории, — это само уникальное оборудование, его частичное описание в заявочных документах ряда изобретений, на которые были получены авторские свидетельства СССР, и опыт наладки. Продавать оборудование ученые не хотели, оно было создано в единственном экземпляре. Было решено предложить начать переговоры о передаче прав на эти изобретения.
Прежде всего, необходимо отметить, что намерения научных работников неправомочны. Авторские свидетельства на изобретения обеспечивают правовую охрану только на территории России и не имеют действия в Венгрии. Поскольку основные технические решения были давно опубликованы, защитить их патентами в Венгрии невозможно.
Из ситуации, в которой оказались российские ученые, оптимальным выходом является оформление ранее не опубликованной конструкторской технологической документации и опыта наладки установки высокого давления как служебной тайны (ноу-хау) и предложение фирме приобрести лицензию на условиях конфиденциальности. Тем более, что институт был ранее режимным и обеспечивался контроль за всей информацией, что открыто публиковалось. О технологии высокого давления подробных публикаций и описаний в диссертациях не было. Лицензия на технологию создания высокого давления разрешит венгерской фирме производство установок (можно оговорить количество), использование и возможность их продажи. Но для этого, разумеется, весь комплект документации должен быть восстановлен.
4.3. Неправильное применение правовой охраны путем засекречивания.
В отраслевом НИИ в течение длительного периода времени разрабатывали технологию защиты водохозяйственных сооружений от коррозии. По заказу министерства были подготовлены многочисленные отчеты о НИР, совместно с КБ того же ведомства разработана технологическая документация, результаты работы успешно внедрены на ряде промышленных предприятий, по результатам многолетней работы несколько сотрудников лаборатории защитили диссертации.
Несмотря на то, что выполненные разработки были приняты заказчиком, использование технологии на конкретном предприятии каждый раз требовало не только авторского надзора за производством работ, но и уточнения состава защитного покрытия в зависимости от содержания различных веществ в промышленных стоках. Методика экспресс-анализа и диагностическое оборудование имелись только в лаборатории. Некоторые оригинальные аспекты методики были защищены авторскими свидетельствами на изобретения.
В ходе экономических реформ министерство было реорганизовано. Предприятия отрасли, несмотря на необходимость ремонтных работ на водохозяйственных сооружениях, не имели средств для заказа в НИИ работ по уточнению состава и технологии защитных покрытий. Между тем, нужда в таких исследованиях возросла из-за существенного изменения выпускаемой продукции и, соответственно, изменения состава стоков.
Один из заводов обратился в НИИ с предложением начать переговоры о продаже методики экспресс-анализа и документации на диагностическое оборудование.
Руководство института решило оформить научно-техническую документацию как ноу-хау и начать переговоры о продаже лицензии на ноу-хау. Был издан приказ об ограничении доступа к этой информации, документация помещена в сейф, налажен учет выдачи ее строго определенному числу работников.
Когда представители завода узнали о предложении приобрести документацию как ноу-хау, они были весьма удивлены. Диагностическое оборудование неоднократно использовалось на их предприятии с участием работников завода, некоторые детали этого оборудования там же изготавливались, причем в порядке оказания технической помощи, т.е. безвозмездно. Все эти действия не оформлялись в режиме секретности. Документальных подтверждений этому не сохранилось, но платить рыночную стоимость за информацию, хотя и крайне необходимую, на заводе не хотели.
В ходе обсуждения сложившейся ситуации на заводе вспомнили, что в лаборатории несколько работников подготовили диссертации. В Российской государственной библиотеке были найдены эти диссертационные работы, в одной из которых обнаружили содержание методики экспресс-анализа и подробное описание диагностического оборудования. Поэтому на переговорах с НИИ возможность приобретения ноу-хау работниками завода была отвергнута.
Признание приобретаемой информации как секретной — это результат согласия двух сторон, при котором покупающая сторона понимает, что иным способом получить эту информацию и право на ее использование невозможно. Тогда такая информация имеет ценность и для продавца, и для покупателя. Если общедоступность информации, приобретенной как секретной, выяснится после заключения сделки, то можно в установленном порядке признать такой договор ничтожным. В качестве ноу-хау в данном случае можно было предложить новые методические наработки, связанные с выбором состава покрытия в зависимости от содержания различных веществ в промышленных стоках, которые не были ранее опубликованы.
В институте вначале после прекращения переговоров были очень расстроены. Но затем вспомнили про постановление СМ Правительства РФ от 12.07.93 г. №648, по которому завод в трехмесячный срок после начала использования технических решений, защищенных авторскими свидетельствами на изобретение, должен оформить соглашение с авторами о вознаграждении. Были отобраны используемые в методике авторские свидетельства, для которых двадцатилетний срок с даты приоритета еще не истек, и направлено предупреждение на завод. Соглашение о вознаграждении — это, конечно, не коммерциализация, но если бы не было никакой правовой охраны результатов исследований, то предотвратить безвозмездное использование было невозможно.
Самым правильным для института было бы обменять авторские свидетельства на патенты до переговоров и предлагать заводу приобрести патентную лицензию. Но стратегия была выбрана неверно, а время упущено.
________________________
Редакция благодарит Интергруппу экспертов и консультантов и журнал “Технологический бизнес в России” за предоставленный материал