Брюхоненко: Оживление после смерти возможно!

Работы российских ученых первой половины двадцатого века в области биологии и физиологии отличались смелостью замыслов, захватывающими экспериментами и редкой даже по сегодняшним представлениям перспективностью.

Самое фантастическое направление исследований - борьба со смертью. Попытки оживления организма. Научной базой явилась целая серия старых работ с изолированными органами. Биологи и физиологи уже давно пользовались этим приемом: желая понять свойства целого организма, они расчленяли его на отдельные органы и изучали каждый орган отдельно.

Всем известны знаменитые исследования Гальвани, которые привели его к идее существования "животного" электричества в связи с наблюдениями, проведенными над от-препарированными лапками лягушки.

Биологи убедились в том, что кусочек сердца куриного зародыша может ритмически сокращаться очень продолжительное время в искусственной среде. Органы "простейших" могут быть настолько неприхотливы и вместе с тем жизнеспособны, что, даже отсеченные от целого организма, продолжают не только жить, но и развиваться. Гидра и получила свое легендарное имя именно в связи с тем, что ее отсеченные кусочки не только живут, но и прекрасно развиваются неограниченно долго. Отрезанный луч морской звезды дает начало целой новой морской звезде. И все это в самых обычных условиях существования этих организмов.

Появились и первые потрясающие результаты. Блестящий российский хирург доктор медицинских наук Владимир Демихов пересаживал сердце от одной собаки к другой, и такое сердце могло функционировать. Доктор Шуга из Краснодара демонстрировал собаку, у которой почка была пришита на шее и выделяла мочу (собственных почек у собаки не было). Пришитая на шее почка выполняла свои функции. Знаменитый профессор Кулябко оживил голову рыбы. Он же первым в мире оживил человеческое сердце в виде изолированного органа. А с рыбой он действовал так: пропускал через сосуды головы раствор, содержащий соль в соотношениях крови , и изолированная голова рыбы функционировала.

Параллельно шли работы по оживлению целого организма. Профессора Андреев, Михайловский и Неговский вели очень интересные работы. Клиническая смерть уже не означала смерть фактическую. Но самые смелые работы принадлежали Сергею Сергеевичу Брюхоненко. Проблема продления жизни волновала его еще со студенческой скамьи. И в годы первой мировой войны, когда он молодым и неопытным врачом попал на боевые позиции. Можно, пожалуй, утверждать, что именно там ему поневоле удались многие опыты. Опираясь на работы предшественников, он поставил перед собой задачу - заняться опытами с изолированной головой собаки.

Проблема состояла в том, как обеспечить нормальное кровообращение, так как даже кратковременное его нарушение вызывает необратимые процессы в мозге и смерть. Вот тогда он собственными руками сконструировал примитивный аппарат. Это и был прообраз аппарата искусственного кровообращения.

Операция с живой собачьей головой прошла блестяще. Голова даже реагировала на свист хирурга. Об успехах российского хирурга писали зарубежные газеты. Бернард Шоу в письме к одной из своих корреспонденток так отзывался о работе Сергея Брюхоненко:

"Сударыня, я нахожу эксперимент Брюхоненко чрезвычайно интересным, но я не могу себе представить ничего более необдуманного, как предложение испытывать его на приговоренном к смерти преступнике.

Продлевать жизнь такого человека нежелательно. Эксперимент должен быть осуществлен над человеком науки, жизнь которого подвергается опасности по причине неизлечимого органического недуга - например, рака желудка, -который угрожает лишить человечество результатов деятельности его мозга.

Что может быть легче, чем спасти такого гения от смерти тем, что ему отрежут голову, причем освободят его мозг от рака, в то время как необходимая циркуляция крови будет поддерживаться через обрезанные артерии и вены его шеи, так что великий человек сможет продолжать читать нам лекции, обучать нас, давать нам советы, не будучи связанным недостатками своего тела.

Я испытываю прямо-таки искушение дать обрезать голову мне самому, чтоб я впредь мог диктовать пьесы и книги так, чтоб мне не мешали болезни, чтоб я не должен был одеваться и раздеваться, чтоб мне не нужно было есть, чтоб мне не приходилось делать ничего другого, как только производить драматические и литературные шедевры.

Я бы, разумеется, подождал, чтоб один или два вивисектора подвергли бы себя этому эксперименту, чтоб убедиться в том, что это практично и не опасно, но я ручаюсь, что в дальнейшем с моей стороны не будет никаких затруднений.

Я весьма Вам признателен за то, что Вы обратили мое внимание на такую радостную возможность…"

Теперь перед Брюхоненко встал вопрос оживления целого организма. Он пришел к заключению, что самым рациональным физиологически полноценным методом был бы такой, который позволил бы осуществить обмен веществ и кровообращение всего организма в целом. Так и был разработан метод искусственного кровообращения. С помощью аппарата, который механически исполняет роль сердца и легких. С одной стороны, он обеспечивает полноценное физиологическое кровообращение организма в целом, а с другой - полностью обеспечивает газообмен.

Метод искусственного кровообращения теперь знают все. Без него невозможно представить современную медицину. Но пользуются врачи в повседневной практике, к сожалению, не прибором Брюхоненко: как и многие российские идеи, эта была подхвачена западными учеными и промышленниками и доведена там до совершенных промышленных образцов. Многие уже и не знают, чем обязаны Сергею Брюхоненко.

А в Москве на его доме на проспекте Мира висит в память о нем невзрачная мемориальная доска, и почти никто из проходящих мимо людей не знает, чем же осчастливил мир великолепный российский ученый Сергей Брюхоненко.


Юрий Данилин